МосГорФото — Профессиональный центр фотографии
Школьный двор Школы России

Статьи

Стоит ли идти в китаисты?

Опубликовано: 23.08.2018

Прошло четыре месяца с тех пор, как мне торжественно вручили диплом Института стран Азии и Африки МГУ по специальности «Востоковедение и африканистика». А неделю назад я нашла работу . Так закончились пять лет упорного труда, и начинаются (я надеюсь) десять тысяч лет счастья. Эта статья будет хорошим подспорьем для всех, кто интересуется Китаем и думает о том, где бы ему получить связанное с Китаем и китайским языком образование . Да и вообще для всех, кому интересно, где и как в наши дни закаляется востоковедная сталь.

Год моего поступления — 2008, последний, в котором при поступлении сдавалось сочинение, письменный английский и устная история Отечества (для исторического отделения). Сначала сдаются вступительные экзамены (сейчас — ЕГЭ), затем проходит распределение по языкам. Характерная картина для первых двух недель сентября: по коридору бредут бледные и несчастные на вид первокурсники, которые спрашивают всех прохожих, где находится кафедра китайской филологии. Скорее всего, это те бедняги, которые «я учил китайский много лет в школе! вы не можете отправить меня на вьетнамский/амхарский/хинди/иврит/тд!». Могут, еще как могут.

Я до сих пор не скажу, по какому принципу идет языковое распределение. Мы пишем заявление, в котором указываем, какой язык хотели бы изучать. Но это не дает никаких гарантий того, что вы не попадете на узбекский. Думаю, это связано с количеством баллов, которые вы набрали при поступлении. Приоритет у платных студентов и у лучших среди бюджетников. Кстати, сразу скажу: в ИСАА поступить более чем реально. Никакое это не гнездо коррупции, две трети студентов учатся на бюджете. Что касается стоимости обучения, то сейчас цифра, я думаю, приближается к 300 тысячам в год. Сумма немалая, конечно, но существует программа кредитования, которую проводит Сбербанк, так что при желании можно пойти этим путем.

Одним из самых интересных и часто задаваемых вопросов является вопрос о том, кой черт занес вас на эти китайские галеры. Я поспрашивала всех своих знакомых и вот какие варианты ответа были зафиксированы на этот счет:

«это перспективно, Китай — страна будущего, я найду крутую работу», «кто-то из моих родственников связан с Китаем», «я учил китайский в школе», «я не знал, куда поступать, так что выбрал что-то необычное, говорят, это хороший вариант», «моя мама занимается тайчи», «мне нравятся иероглифы», «я люблю фильмы с Брюсом Ли» (этот вариант был наверняка актуален для студентов двадцатилетней давности).

При этом очень мало кто из них знал что-либо о Китае или китайском языке. Я в этом смысле не исключение: про Китай я почти ничего не знала, так что легко попалась на проверочном вопросе «Чем отличается Сунь Укун от Сунь Ятсена?». Сейчас это кажется странным: как можно было поступать на историю Китая, ничего об этом не выяснив заранее? А вот так оно чаще всего и бывает.

Итак, вы стали студентом-китаистом. Вы — филолог, историк, экономист или политолог. Что про вас знают другие студенты и преподаватели? Что вы учитесь на одной из самых (если не самой) трудной кафедре института и грузить вас лишний раз не надо. Экономистам и политологам традиционно легче учиться, потому что нагрузка помимо китайского у них меньше, чем у историков и филологов. Поэтому, кстати, экономисты зачастую лучше знают язык.

Выбор направления зависит от ваших склонностей и предпочтений, ну или от того, что вам проще сдать — историю или математику. Важный момент: китаисты, они же синологи , это не просто студенты, изучающие китайский язык. Курс их обучения предполагает лекции по истории, культуре, экономике Китая. Разница между ними и студентами-переводчиками все же есть: знание разных аспектов жизни Китая очень помогает при переводе и взаимодействии с китайцами.

Основная часть учебного времени уходит, разумеется, на китайский. «Насколько трудно учить китайский язык» — эта тема неоднократно обсуждалась и на Магазете , и в Лаовайкасте , и на других ресурсах, так что тут мне добавить нечего. Скажу только относительно запросов нашего института: китайский — это на 80% упорный труд и время. Помню, как на третьем курсе наш преподаватель сказал нам, что, по-хорошему, на китайский должно уходить не менее шести часов в день. Шесть-не шесть, но несколько бессонных ночей в неделю вам обеспечены.

Что вы получите на выходе? Говорят, что ИСАА — один из сильнейших вузов страны, что уровень китайского его выпускников выше, чем у других. Трудно сказать, думаю, раньше это действительно было так. Сейчас есть ряд университетов, которые могут составить ему конкуренцию. Но, в любом случае, китайский ваш будет и в самом деле неплох, кроме того, вы приобретете усидчивость и сможете осваивать язык дальше самостоятельно до тех пределов, какие вам нужны. Если оперировать сухими данными, то выпускник ИСАА сдает HSK на пятый-шестой уровень после четырех лет обучения. Области перевода самые разные: это и новости, и общественно-политический перевод, и перевод художественной литературы. С разговорной речью все несколько труднее, так что получается, что сказать «Китай — это страна с пятитысячелетней историей и культурой» или ввернуть какой-нибудь умный чэнъюй вы сможете, а «не лапай меня, козел!» уже нет :)

Что еще, кроме китайского, дает обучение в востоковедном вузе? В нашем случае это фундаментальное высшее образование. Студенты не просто запоминают даты и события, они анализируют их. Учатся работать с информацией. Кроме китайского, мы прошли ряд курсов, которые проводила кафедра истории Китая. Лекции мне нравились по той же причине, по которой я люблю слушать Лаовайкаст: помимо программы по собственно истории, из них можно было узнать множество самых разных вещей о Китае, таких, о которых я сама не спросила бы. Были курсы и по истории Тайваня, и по нацменьшинствам Китая, и по политической системе. И все они, действительно, были интересными и информативными, в первую очередь благодаря нашим преподавателям. Остальные курсы — как повезет. Было и религиоведение, и социология, и основы макроэкономики, и основы права, и, конечно, история стран Азии и Африки, и другие. Насколько они могут пригодиться и заинтересовать — зависит от вас и от преподавателя.

Обучение предполагает годовую стажировку в Китае, те, кто учатся получше, едут бесплатно, кто-то платит сам. В списке приоритетных городов, как всегда, Пекин и Шанхай, а еще Ханчжоу и Шэньчжэнь. На стажировку, кстати, можно и не ездить, тогда обучение составляет только четыре года. Целесообразность стажировки зависит от ваших целей: кто-то хочет отдохнуть от учебы, кто-то едет подтянуть разговорный китайский, кто-то — Китай посмотреть и себя показать.

Но вот прошло четыре/пять лет, диплом написан и успешно защищен, госэкзамены сданы, китайский больше не висит над головой дамокловым мечом. Через месяц состоится торжественная выдача заветных корочек, а что дальше? «Конечно, в магистратуру» — уверенно заявляют одни. Причем, это необязательно (а я бы сказала, нежелательно) магистратура в нашем институте, многие выпускники уехали в европы или на Тайвань. А что делают те, кто не планирует продолжить свое обучение в ближайшие годы? Это отдельный вопрос. Студенты-китаисты свято верят в то, что с трудоустройством у них не будет никаких проблем, что их оторвут с руками и с ногами в тот же день, когда они выпустятся. Я тоже так думала за полгода до выпуска. Я была уверена: только дайте мне эту бумажку, я тут же уеду в Китай работать, меня там все хотят. Ведь не каждый же может объясняться на китайском и английском! Да, я ценный специалист. Как оказалось, у работодателей несколько другое мнение на этот счет.

У вчерашних выпускников есть два слабых места: специальность и отсутствие опыта работы. Поясняю: наша специальность по диплому — «Востоковедение и африканистика». Это даже не переводчик и не регионовед. Это беда. Опыт работы: у выпускников с китайским языком его нет. Потому что нет времени на работу. Те герои, которые пытались учиться и работать одновременно, были отчислены на ближайшей сессии. Максимум, который имеет выпускник, это репетиторство с соседскими детьми и эпизодические подработки летом. Мне в этом смысле повезло: летом перед четвертым курсом я успела поработать в логистической компании. Это была не бог весть какая работа, сиди да переводи списки товаров с русского на китайский для того, чтобы потом из них сделали таможенные декларации. Тем не менее, это дало мне возможность писать в своем резюме, что я имею опыт работы в ВЭД.

Тут нужно пояснить: я не претендовала на зарплату в полторы тысячи долларов на испытательном сроке, на визовую поддержку, на оплату перелета и проживания. Но если тебе нечего сказать, если у тебя нет совсем никакого опыта работы, то с тобой не станет разговаривать большая часть работодателей, и я их понимаю. Итак, я стала рассылать свое скромное резюме работодателям из Москвы и из Китая. Прошло совсем немного времени, и до меня начала доходить ужасающая правда: таких, как я, ценных специалистов с английским и китайским, на самом деле пруд пруди. Причем они, в отличие от меня, уже находятся в Китае.

Скажу честно, китайских работодателей я не рассматривала, очень, может быть, зря. Но мне страшно не хотелось сразу работать под началом у китайцев. Не потому, что они мне не нравятся или что-то в этом роде. Сорваться и поехать в Китай надолго — это не так просто, как кажется и как казалось мне. И если сначала работать в российской компании, это психологически легче. Не будешь чувствовать себя инопланетянином.

В общем, с работой в Китае у меня с самого начала не пошло. Не хотел мне никто писать и звать меня ни в Гуанчжоу, ни в Шанхай, ни даже в Лункоу («Мы ищем гражданина КНР, но спасибо за проявленный интерес»). Я было упала духом, но через месяц собралась и решила, что ладно, надо отработать год в Москве, чтобы получить опыт и тогда уже поехать в Китай. Ехать в Китай и искать работу там — на это мне решимости не хватало. Глупо, конечно, но так оно и было.

Работу я искала в ВЭД, а моей мечтой была работа типа «Менеджер по работе с поставщиками». Откуда дровишки? Книга Пола Миддлера «Плохо сделано в Китае». Только представьте: ездить по разным городам, по фабрикам, по деревням, общаться с настоящими китайцами, решать поставленные задачи. Научиться договариваться с ними, не дать себя обмануть. Это колоссальный практический опыт, которого мне очень не хватает. Тем не менее, непосредственно в Москве мне предлагалась офисная работа в разных ее ипостасях: менеджер по закупкам/менеджер по работе с производителями (а чаще — ассистент этого самого менеджера), секретарь отдела, менеджер по работе с клиентами, менеджер-переводчик. Может быть, оттого, что шукач из меня не самый лучший, но даже и таких вакансий обнаружилось не так уж много. Искала я на популярных сайтах типа hh.ru, superjob.ru, career.ru и т.д. Работу в Китае смотрела в основном на chinajob.ru, форумах Полушария и сообществах в контакте.

Впрочем, из Китая отклик приходил крайне редко, скорее всего, потому, что нахожусь я в Москве. Предлагали поехать работать на лесоразработку в Суйфэньхэ (и чем больше времени проходило, тем менее безумным мне казался этот вариант), а еще на Ябаолу в интернет-магазин.

Вообще, компании-работодателей можно условно разделить на две категории: небольшие предприятия, которые ищут опытного человека с китайским языком на позицию менеджера по ВЭД, который придет и сразу включится в процесс и решит их проблемы с китайскими поставщиками; крупные компании, которые готовы обучать новых сотрудников и рассчитывают на долгосрочную перспективу.

И вот, получив ворох обидных, если честно, отказов («Руководитель выбрал другого кандидата», «Мы позвоним Вам сегодня-завтра») и съездив в парочку глухих и безнадежных мест («Нууу, китайский нам особенно не нужен, а вот английский пригодится, правда, сама я не очень хорошо говорю, сэнк ю», «Условия Вы наши знаете? 26 700 на руки, с 9 до 19, корпоративный транспорт до метро стоит в пробке полтора часа»), я сходила на собеседование в крупную финансовую компанию, в которую двумя неделями раньше благополучно устроилась моя однокурсница. Условия были на порядок лучше, чем в других местах, перспективы роста и развития очень даже заманчивые. И что, может быть, было важнее остального для меня на тот момент, люди, которые меня собеседовали, не смотрели на меня, как на г*вно. Удивительным образом они давали понять, что я им нужна, нужны мои знания и желание работать. Поэтому когда я вышла оттуда на улицу, я была уверена в том, что мои поиски завершились и предложения, которое сможет перебить это, просто не существует. Но не тут-то было.

На следующий день мне пришел отказ из Huawei, который, несмотря на то, что я сама к ним уже не собиралась, пришелся серпом по сердцу, потому что я была уверена в том, что меня туда возьмут. Из желанной финансовой компании все не перезванивали (через пару дней перезвонили), и я потихоньку погрузилась в уныние. Между тем, на вечер была назначена встреча со знакомой жены друга моего отца, которая живет и работает в Китае. От встречи этой я совсем ничего не ждала, потому что на возможность трудоустройства рассчитывать не приходилось, только разговор. И вот, совершенно неожиданно для меня, под конец нашей встречи она предложила мне работу в Китае. Кстати, именно ту, о которой я мечтала полгода назад. Фабрики, производители, выставки. Условия не сказочные, но я пока что только вчерашняя студентка без всякого существенного опыта. Так что долго размышлять о том, ехать или нет, не пришлось. Вот то предложение, которое я искала и нашла совершенно случайно. Good things come to those who wait.

Не думайте, что судьба всех китаистов складывается так же. Потому что прочитав о том, как я искала работу, можно подумать, что китаистам найти работу не по знакомству вообще нереально :) Перед написанием этой статьи я расспросила всех своих знакомых, и вот что они мне сообщили. Многие продолжили обучение в магистратуре, но не в Москве, а в Европе либо на Тайване. Что интересно, магистратура в Китае рассматривается как последний вариант, не учеба даже, а способ скоротать время до принятия решения о своем дальнейшем будущем. Те же, кто пошел работать, работают в Москве с китайским языком: преподают либо занимаются переводом, многие совмещают должность переводчика с должностью менеджера по чему-нибудь. В Китай, как ни странно, никто надолго не рвется или не хочет вовсе. Очень немногие работают без китайского, и это понятно: надо было столько времени и сил убить на него, что не использовать полученные знания уже невозможно. Это по моим данным. Между тем, есть сведения и о том, что как раз многие выпускники кафедр китайского языка забивают на свою специальность и спокойно работают с английским. Представить трудно, но что есть, то есть. Довольны ли выпускники своей долей? Довольны. Единственное, на что они жалуются, так это на отсутствие внятной специальности. Можно ли совместить изучение китайского и Китая с технической, скажем, специальностью? Пока трудно сказать. Слышала, что в МАИ с прошлого года ввели изучение китайского языка. Но пока такая практика встречается редко, так что китаистам нужно будет добирать необходимые знания уже в процессе работы, либо получать второе образование.

Помимо ИСАА, в Москве, в частности, есть ряд вузов, в которых идет подготовка китаистов. Это Институт практического востоковедения (который фактически является младшим братом нашего института, нагрузка в нем не такая большая, а преподавательский состав во многом тот же), МГИМО, ГУ ВШЭ, РГГУ, РУДН, МГЛУ и другие. Есть и институты Конфуция, есть факультеты МГУ, где проводится обучение китайскому языку (Высшая школа перевода, факультет глобальных процессов, факультет мировой политики). Сравнить их уровень не берусь, особенно после того, как побывала на конкурсе по китайскому языку среди студентов московских вузов (кажется, это был 汉语桥): тогда все продемонстрировали очень хороший уровень, наш институт не был бесспорно лучшим. Поэтому полагаться приходится только на репутацию каждого отдельно взятого учебного заведения. А еще нужно помнить, что многое зависит от вас самих и от вашего желания выучить китайский язык.

Подобьем бабки: если вы думаете о том, идти ли вам в китаисты, я скажу: идите . Китай — очень интересная страна, работы с китайским языком сейчас очень и очень много, на самом деле. Конечно, будет тяжело, иногда будет казаться, что все усилия идут в никуда. Но я верю, что нас ждет много хорошего впереди, и однажды китаисты завоюют мир :)

Новости

Где купить фишай - объектив

Вот дурацкая привычка - сначала влезть куда-то, а потом уже подумать. И на этот раз такая же ситуация: сначала поспорил, а теперь думаю как выйти победителем, неохота ведь в дураках остаться. А поспорил

Как с фотографий сделать видео фотошопе
Я долго мучался и не знал, как с фотографии сделать видео в фотошопе. В итоге бросил свою самоуверенность и пошел на ютуб смотреть. Было очень много видеороликов, посмотрел около двадцати и все понял,

Программа на компьютер для обработки видео
Только что отснятый видео материал и готовый, в конечном итоге, смонтированный видеоролик - это далеко не одно и то же. Программа на компьютер для обработки видео - обучающий материал по применению различных

Видео уроки обработки фото в фотошопе
Фон, по возможности, учитывать надо. Фильтры там и все такое. Лично для меня любимая стадия работы - это кисть для исправления небольших деффектов на портретах. Кожа требует увеличения и небольшого радиуса

Фотоцентр
Салон фотопечати может стать очень прибыльным бизнесом, если тщательно продумать все детали и грамотно его организовать. Основная услуга подобных салонов – это печать фото на документы. Она занимает,

Хороший фотограф на корпоратив
Несмотря на то, что сегодня практически каждый имеет в своем электронном мобильном устройстве встроенный фотоаппарат, способный делать довольно качественные снимки, на любого произведет впечатление работа

Фотограф на свадьбу в Саратове
Рады приветствовать вас на нашем сайте, в этой статье мы рассмотрим основные принципы работы фотографа на свадьбе, и расскажем вам про 50 заветных правил свадебного фотографа. Ну что, вперед за знаниями?

Фотоателье в Екатеринбурге
http://foto-kd.ru/ — это предприятие, которое специализируется на выполнении сюжетной, портретной съемки, изготовлении фото на документы, изготовлении виньеток, ретушировании фотографий, а также

Bullet time аренда
Как сделать праздник более ярким и запоминающимся? Конечно, быть в курсе последних новинок, благо, разработчики постоянно придумывают что-нибудь новое и креативное, в том числе в сфере медиа-развлечений.

Художник Дина Калинкина
Известный писатель Дина Рубина — автор более десятка романов и нескольких сотен рассказов и повестей. Книги Рубиной переведены на восемнадцать языков, по нескольким из них поставлены фильмы. Недавно

МосГорФото ». Все права защищены.
Использование материалов запрещено.
rss