МосГорФото — Профессиональный центр фотографии
Школьный двор Школы России

Статьи

«Надо бить в одну точку. Выбрал — бей»: Последнее интервью Михаила Угарова

Опубликовано: 23.08.2018

видео «Надо бить в одну точку. Выбрал — бей»: Последнее интервью Михаила Угарова

КАК ИЗБАВИТЬСЯ ОТ ПРЫЩЕЙ ЗА ОДНУ НОЧЬ

В ночь на 2 апреля от сердечного приступа умер драматург Михаил Угаров. Ему было 62 года.



Угаров — основатель «Театра.doc», автор пьес «Смерть Ильи Ильича» (спектакль «Облом off»), «Голуби», «Зелёные щёки апреля», «Газета "Русский инвалидъ" за 18 июля», режиссёр фильма «Братья Ч», сооснователь театрального движения «Новая драма» и фестиваля молодой драматургии «Любимовка», создатель театральных курсов «Антишкола».


Удары коленями в тайском боксе — урок Андрея Басынина по ударам коленями в муай тай

В конце марта «Секрет» попросил взять интервью у Угарова слушателя «Антишколы», журналиста Ивана Ждакаева.

Выражаем глубокие соболезнования родным и близким Михаила Юрьевича.

«К нам потянулись правозащитники, протестная публика. После каждого спектакля шёл бой»

— Сразу после выборов президента вы написали в Facebook: «Ждём 5 марта». Очевидная отсылка ко дню смерти Сталина...


Юлия Думанская - Двічі в одну річку не війдеш

— Ну пора уже. Потому что ничего, кроме войны, нам человек не может ни дать, ни пообещать. И ещё пытки, которые меня просто доводят до припадка. Проваливаемся в Средневековье. Интересно сейчас, что из тюрьмы, где дыба и пытки, можно позвонить по мобильному домой. Вот всё, чего достиг хвалёный прогресс. Я впадал в шок, когда мне из тюрьмы звонил [журналист «Новой газеты»] Али Феруз (читайте о его истории здесь . — Прим. «Секрета»), потому что я знал, что с ним там делают. Вот поэтому 5 марта необходимо. Я считаю, что это будет всенародный праздник — похороны зимы.

— Дело Серебренникова: вы понимаете, что происходит?

— Искренне говоря, до сих пор не понимаю. Ещё могу понять какие-то претензии к директорам: Итину (Юрий Итин — бывший генеральный директор «Седьмой студии». — Прим. «Секрета»), Малобродскому (Алексей Малобродский — бывший генеральный директор «Гоголь-центра». — Прим. «Секрета»). Но не к Кириллу Серебренникову.

Какие могут быть обвинения, если у человека нет права финансовой подписи? Что он может украсть? Только ночью пробраться в кассу, вскрыть её и утащить деньги. Это единственный вариант. Я вот тоже художественный руководитель, и у меня тоже нет права финансовой подписи, и я тоже ничего не могу. Даже если речь о финансировании моего собственного спектакля — ничего.

Поэтому, наверно, дело Серебренникова так долго тянется — не могут сформулировать обвинение. Но и отступать эти люди не любят.

— Сейчас все затихли. Ведь ходили разговоры о всеобщей театральной забастовке…

— «Театр.doc» может устроить забастовку. А кто ещё? Любой государственный театр — понятно, как он устроен. Забастовка — это значит, что сотня людей окажется на улице. Их семьи будут страдать. Манифестации могут быть. Но храбрых немного, и их становится всё меньше и меньше. Люди вынуждены вести себя как трусы, потому что это обеспечивает их жизнь, деятельность.

— «Театру.doc» 16 лет. У вас были разные периоды в отношениях с властью. Когда-то на ваши спектакли ходили чиновники московской мэрии. Благодаря их поддержке вы получили аренду по льготной ставке. В каких-то государственных программах вы участвовали. Сейчас всё свёрнуто? Почему?

— Да. Когда-то к нам приходила даже заместительница мэра Лужкова. Была такая дама по фамилии Швецова , она заведовала социальной сферой. Приехала в театр с охранниками. Они зашли и говорят ей: «Обратно идём, не ходите сюда». Она: «Нет-нет, мне очень любопытно». Охранники её всё же пустили — только шубку в машину отнесли.

Ей очень понравился наш спектакль «Доктор», и она спросила, чем можно нам помочь. Мы сказали, что ничего не надо, единственное — помогли бы нам сделать аренду не по коммерческой цене, а по цене города, от Москомимущества. Она в три раза меньше, чем цена частных арендодателей.

Швецова помогла. Некоторое время мы так и жили, а потом у нас был скандальный спектакль, очень неожиданный для них для всех — про смерть Магнитского. Таких спектаклей в России никто не делал тогда. Тогда произошло расхождение.

К нам потянулись правозащитники, протестная публика. После каждого спектакля шёл бой. Никто не расходился, люди разговаривали, обсуждали. Причём мы сами не предлагали дискутировать — зрители сами начали.

— Вы стали политической площадкой — и за это вас в итоге выселили . Так?

— Конечно. Очень много было в зале мутных личностей, по которым было понятно, что это дяденьки из прокуратуры. Хоть они и были в штатском, но оно сидело на них как на корове седло. Тут же и все наши программы были свёрнуты.

— Какие?

— Однажды Дмитрий Медведев, ещё будучи президентом, собрал совещание деятелей культуры. Все начали жадно клянчить деньги. Выступила Лена Гремина (директор «Театра.doc». — Прим. «Секрета»), которая сказала: «Нам ничего не надо, мы сами хотим помочь». И предложила социальную программу «Театр + общество» для работы с инвалидами. Медведев поручил сделать эту программу.

Как только у нас начались неприятности, программу прикрыли. Причём Лена этого добилась не только для нас, но и для других независимых театров. Например, в Комсомольске-на-Амуре есть хороший независимый театр «КнАМ», маленький такой театрик. Всем всё прикрыли.

— С тех пор никакой господдержки, никаких грантов?

— Да вы что! Первое время мы ещё подавались на государственные гранты, но потом поняли, что попали в чёрный список. Если мы будем брать зарубежные гранты, станем иностранными агентами. А там один шаг до «нежелательной организации». Российские же частные гранты — большая редкость. Фонд Прохорова или «Открытая Россия» не могут без конца всех поддерживать. Решили так жить.

Зарабатываем на аренду помещения. Нам помогает очень «Антишкола» — театральная школа, в которой преподают наши артисты и режиссёры. После оплаты аренды остаются ещё маленькие деньги кому-то на зарплаты: уборщице, техникам. Актёры могут и за идею работать — они в другом месте заработают. А техник в другом месте не заработает.

«Я веду себя предельно нагло как худрук — люди всё делают сами»

— Когда вас выселяли, вы накраудфандили больше 800 000 рублей. Не думали делать так регулярно?

— Нет. Мы решили, что это если уж совсем беда. Подождите ещё. Придётся. Может быть, и собирать, и просить, если что случится. Пока сами зарабатываем.

— Сколько вы вообще тратите?

— Аренда у нас сейчас — около 300 000 рублей в месяц. Государственному театру аренду покрывает министерство культуры, а мы должны сами заработать и отдать. Актёры получают фиксированный процент со спектакля. Я как режиссёр должен получать постановочные за спектакль — но я их не требую, потому что денег мало. Всё, что собрали на билетах, делится равным образом. В среднем за аншлаговый спектакль актёр получает около 5000 рублей.

— Но другим режиссёрам вы ведь платите?

— Нет, я заранее предупреждаю молодых режиссёров, что гонораров не будет. Если молодому режиссёру хочется поставить у нас интересную для него пьесу, он в лепёшку для этого расшибётся. А если он денег хочет, пойдёт в другое место.

— В индустрии нет предубеждения против ваших артистов и режиссёров, учитывая вашу оппозиционную славу?

— Ну, у «Первого канала», у второго канала есть же стоп-листы. А в кино группа собирается на один раз. Им плевать, кто откуда. Главное, чтобы человек был профессионалом. Поэтому работа у нас вполне может конвертироваться в другие проекты, которые принесут деньги.

— Сколько человек составляют актёрский костяк театра?

— Трудно сказать, это очень текучее состояние. Когда-то мы считали, что труппа — около 100 человек. Но это не люди в штате.

— По сути, у вас проектный театр. Такому театру нужны свои звёзды? Или зрители идут к вам на горячие темы?

— Звёздная система — это вообще фигня. Если театр — разлагающийся труп, тогда на нём появляются очень крупные пятна. Когда зритель идёт на актёра — это низшая ступень. А высшая — когда идут на пьесу. В музыке, наоборот, что интересно: идут не на Бетховена, а на конкретного исполнителя.

— Небогатый театр, с небольшой аудиторией, практически без денег. Ещё и государство периодически вмешивается в его жизнь. Как вы держитесь уже 16 лет?

— Мы когда-то неосознанно, интуитивно выбрали правильную политику и определили свою нишу на театральной карте Москвы. Она была пуста, и до сих пор у нас нет конкурентов. У нас документальный театр, социально-политический театр плюс театр современной пьесы.

Было много независимых театров, которые пытались играть классические пьесы, — Гольдони или Чехова. Но есть государственные театры, где гораздо лучше можно посмотреть и Гольдони, и Чехова. Чехова, извините, сейчас хоть жопой ешь. Актёрам и режиссёрам в таких театрах не хватает идеи. А у нас не платят денег, но зато интересно.

Выживать, конечно, трудно. По сути, мы сейчас единственный независимый театр. Но это и в других сферах так — независимые организации уничтожаются.

— Ваша идея — это политический или социальный накал?

— Тут что-то другое. У нас очень разные люди в театре, с диаметрально противоположными политическими позициями. Как-то вышло, что театр стал саморазвивающейся, самонастраивающейся системой. Театр делает не Угаров. Я веду себя предельно нагло как худрук — люди всё делают сами. Это то, во что не верит Путин: самонастраивающаяся система.

Как это получилось — не знаю, не отрефлексировал. Но, на мой взгляд, это идеально. Мои знакомые худруки — они же по-настоящему работают. Приходят в кабинет к 10 утра, сидят, звонят, руководят, пишут письма, проводят совещания и уходят, волоча ноги, часов в 11 домой. А я вообще ничего не делаю. И в данном случае выиграл я, а не они. Хотя они молодцы. Так работать — я б озверел.

— Вы сняли фильм «Братья Ч» . На государственные деньги. У вас была идея нового фильма. Сейчас возможно получить на него государственные деньги?

— Надо сказать, что этот проект тогда прошёл первым номером в конкурсе на государственное финансирование. Мединский его поддержал. Денег дали мало, но это было справедливо. Я был дебютантом, а дебютанту дают половину суммы — попробуй, а дальше посмотрим. Мы управились, хотя некоторых актёров мне пришлось уговаривать. Гонорар маленький, но поскольку я со всеми работал до этого, люди соглашались.

Сейчас получить деньги на новый фильм невозможно. Мединский уже хорошо знает мою фамилию. Члены экспертного совета — тоже. Даже если неполитическое кино снимать — всё равно не пройдёт. Студия, с которой я сотрудничаю, даже заявок не подаёт. Просто ждём — всё время обещают смену министра.

«Обычный человек — это достойный внимания театральный объект»

— «Антишколу» вы открыли в прошлом году. Свои театральные курсы есть у «Гоголь-центра» и Центра им. Вс. Мейерхольда. Такое ощущение, что это очень востребовано. Почему все ломанулись становиться актёрами?

— Никто из учеников «Антишколы» не рассчитывает сменить профессию на актёрскую. Другое дело — поиграть в спектакле. Это притом, что у людей резко уменьшилось количество денег. Но социальные лифты не работают — и люди ищут какое-то приложение своим силам.

— Теперь каждый, кто сидит за рулём, может стать таксистом, а раньше это была особая профессия. В театре такого не может произойти, чтобы все желающие получили возможность выходить на сцену?

— Театр может быть очень разным. В классическом театре нужны профессионалы. За один год невозможно обучить человека — как невозможно в 25 лет встать к станку и стать балериной. Но есть и другой театр. Например, сейчас Дмитрий Данилов (писатель, автор пьесы «Человек из Подольска», поставленной в «Театре.doc». — Прим. «Секета») написал новую пьесу «Свидетельские показания». 20 человек на сцене, из них только один — профессиональный актёр. И тот будет молчать. Такая народная читка — это тоже театр. Много таких вещей можно придумать.

— Чем это отличается от самодеятельности?

— Самодеятельность — это когда люди подражают профессиональным артистам. А здесь никто никому не подражает, ни под кого не подделывается. Обычный человек — это достойный внимания театральный объект, театральный эпизод.

— То есть аудитория театральных школ — это люди, которые хотят хотя бы раз в жизни попасть на профессиональную сцену?

— Есть и другая категория. Мы с [режиссёром Мариной] Разбежкиной (у Угарова и Разбежкиной был совместный проект — Школа документального кино и театра. — Прим. «Секрета») в ужасе от людей, которые всё время учатся. ВГИК закончил, Высшие курсы режиссёрские закончил, съездил в американскую школу и вот пришёл к нам поступать. Вот это очень странно — такое экстенсивное развитие. У меня позиция, что надо бить в одну точку: вот выбрал, сказал себе «да» — и бей.

«Театр.doc» объявил сбор средств на похороны.

Главные новости и лучшие лонгриды «Секрета» — в нашем Telegram-канале . Подписывайтесь!

Фотография на обложке: Александра Краснова / ТАСС

Новости

Где купить фишай - объектив

Вот дурацкая привычка - сначала влезть куда-то, а потом уже подумать. И на этот раз такая же ситуация: сначала поспорил, а теперь думаю как выйти победителем, неохота ведь в дураках остаться. А поспорил

Программа на компьютер для обработки видео
Только что отснятый видео материал и готовый, в конечном итоге, смонтированный видеоролик - это далеко не одно и то же. Программа на компьютер для обработки видео - обучающий материал по применению различных

Как с фотографий сделать видео фотошопе
Я долго мучался и не знал, как с фотографии сделать видео в фотошопе. В итоге бросил свою самоуверенность и пошел на ютуб смотреть. Было очень много видеороликов, посмотрел около двадцати и все понял,

Уроки фотошопа обработка фотографий
Читая статьи о Photoshop, я часто удивляюсь тому, насколько многие авторы усложняют решение по сути простых задач по обработке. Этим страдают и многие «монументальные» писатели, например Дэн Маргулис.

Этот сайт
Не любите готовить? Не умеете шить? Уборка ассоциируется со сплошным кошмаром? Не расстраивайтесь, возможно, вам неизвестны секреты ведения хозяйства. Мы решили собрать самые полезные и проверенные советы

Бульоны ищите тут instacook
Все люди любят кушать вкусно, а многие при этом не забывают о пользе употребляемых ими в пищу продуктов, о тех полезных веществах, которые содержаться в их питании. Это является причиной того, что бывалые,

Доставка роллы
Вопросы, связанные с питанием, сегодня стоят достаточно остро не только для населения голодающих стран, но и для вполне благополучных регионов. Например в Перми многие озабочены тем чтобы не просто придаваться

Пузырчатая пленка
Раньше, приобретая на рынке пленку для теплицы, выбирал ту, что потолще, чтобы служила дольше. Но все равно больше чем на 2 года рассчитывать не приходилось. Если тонкая пленка просто рвалась, то толстая

Купив для проекту підігрівання води
  Каждый человек в своей жизни должен принять несколько ключевых решений, определяющих дальнейшую судьбу, и выбор профессии – это одно из них. С малых лет мы думаем, кем стать: девочки хотят

Велотренажеры цена
Забота о собственном здоровье и красоте тела привели тебя к мысли о покупке велотренажера. Причины такого выбора могут быть различные: от отсутствия возможности заниматься в тренажерном зале до желания

МосГорФото ». Все права защищены.
Использование материалов запрещено.
rss